На главную страницу www.afanas.ru

Чирка-Кемь - 2002

Автор: Афанасенков М.А., http://www.afanas.ru,   Е-mail:mike@afanas.ru

Водный туризм >Моя водная биография >Чирка-Кемь - 2002

Состав группы:

Афанасенков Михаил
Погудина Валя(13лет)
"Щука-3"
Погудина Татьяна
Погудин Саша(11лет)
"Щука-2"
Олохтонов Андрей
Самарова Анна
Олохтоновы Вова, Лёшик и Антошик (11, 4 и 1.3года соответственно)
"Кат КЩ-4"
Орлов Лев
Кречет Дина
Орлов Саша(12 лет)
Кречет Илюша(11лет)
"Кат-2+КНБ (ротация)"
Ровинский Андрей
Ровинский Серёжа(11лет)
"Палава"

Краткие впечатления

Шли от Муезерки до Борового. Много дневали, купались, загорали, ели грибы-ягоды. Пороги слабенькие (кроме Падуна, пожалуй).
Лоции оказались (как обычно) неточные или устаревшие - написал свою. Она - здесь. Дневник я на этот раз писать не собираюсь, т.к. уже есть целых два дневника - Ани и Тани. Их я и предлагаю вашему вниманию...

Дневник Ани Самаровой.

"А что там делать?.. Там грязь, слякоть и бродят толпы народу..."

От автора

В этом походе рассказчиком, сочинителем и вдохновителем номер один для меня была Таня. Читать ее рассказы, анекдоты и черпать вдохновение можно будет (надеюсь) из ее дневника.

Субъективные заметки

...Хотя сборы полным ходом шли 27-го июля, и Лев Львович по мобильному требовал от нас большой противень для очень больших рыб, а потом мы грузили барахло и сонных малышей в Настину "четверку", ехали с Вовой "пустыми" в пустом ночном метрополитене и встречались, как водится, у Головы все того же числа, но поезд подали уже следующего, 28-го. Взвалив на себя первую порцию груза, пройдя сквозь весь зал ожидания и несколько первых вагонов, я устала и начала считать вагоны. Оказалось, я прошла три, а оставалось еще девятнадцать! Наш вагон был первый, и кому две, а кому три ходки требовалось сделать за недлинные двадцать минут до отправления. Притащив за первый раз рюкзак и Антошку, я оставила последнего на попечение старших детей и бегом понеслась обратно, где ждали две коробки с ланчпаками (о, ненавистные коробки с еще пока не попробованными и потому привлекательными серебристыми пакетиками!) и еще кучка мелких вещей. По пути, сталкиваясь или уворачиваясь от встречного народа с водно-походным грузом, считала, сколько минут осталось и хватит ли на обратный путь. Навстречу бежали наши под тяжеленными рюкзаками, бежали из последних сил, выпучив от натуги светящиеся надеждой глаза: "успеем!!". Успели. Расселись по боковым полкам. Осмотрелись. Команда собралась вся сплошь знакомая по разным походам, единственное новое лицо - Динин Илюшка, пока еще загадочное существо 11 лет. В нашей группе будет четверо 11-летних мальчишек и один тринадцатилетний Сашка Львович. Готовая "банда" с атаманом. Хм...

28 июля приехали в Петрозаводск. До пересадки на другой поезд - три часа. Пунктуальный Адмирал разбил время на равные части по экипажам. Таким образом, каждой, так сказать, Семье, досталось 40 минут сидеть на вещах, а остальное - шляться по городу. Надо сказать, шляться оказалось тяжелее, и почти все не проболтались по улицам положенного времени. Мы шли впятером по главной улице - то ли Ленина, то ли чего-то еще советского, мимо аккуратных кафешек и футуристических фонтанов, а трое детей просили кушать. Мороженого хватило, но ненадолго. Повернули обратно. Около 19 часов подошел второй поезд - на нем нам надо было доехать до станции Муезерка, выйти за 2 минуты в 6.30 утра и пройти назад по шпалам два километра. "По шпалам. Два километра." (С) (Т. Погудина). Похоже, за два года мы все постарели, но, в отличие от Керети-2000, такая перспектива была встречена в штыки. Миша почесал репу, Лев с тоской в глазах достал бутылку из походного НЗ и они пошли к машинисту поезда _договариваться_ - а вдруг он согласится за умеренную плату остановить прямо на мосту? Обсудили, кто сколько готов заплатить за "доставку". Поели петрозаводских продуктов и разошлись спать.

29 июля в 2.30 произошел исторический разговор двух членов нашей группы с водителем поезда. Всего за одну бутылку в меру крепкого алкоголя последний обещал остановить поезд сразу после моста. Мало того, до этого на разных других мостах тоже высаживали туристов-водников. Ну прямо не поезд дальнего следования, а маршрутное такси какое-то!
Вытащили на берег реки рюкзаки, детей, ставы и коробки с ланчпаками (ну неужели сейчас коробки сожгут, а паки раздадут всем поровну!). Все участники кинулись лихорадочно распаковывать, высыпать, перемешивать, искать, не находить, но все же собирать и надувать. У нас новый с иголочки, укомплектованный за несколько часов до отъезда "КЩ-4" , то есть катамаран-четверка Чернецкого без сидушек и упоров, зато с палубой. Остальные суда такие: у Тани с Мишей по Щуке, у Андрея Ровинского чешская Ласточка под названием Палава, у Льва, как водится, тритоновский катамаран-двойка и героическая кнб-шка в новой шкуре. Планируется, что на двойке поплывут дети, то есть Львович с Ильей. Андрюшка с Вовой пилят дюралевый став, Лев собирает ракету из кнб-шки, Таня делает гимнастику. Я за неимением других дел снимаю всех на львиную камеру. Потом мы с Таней, пытаясь посмотреть, как снялось, проматываем чуть вперед... и я вижу там такое... что на время теряю контроль за событиями и Антоша с Лешкой независимо друг от друга уходят в ботинках в речку. Таня говорит что-то психотерапевтическое о шиле и его разносторонних проявлениях.
Длинные и бестолковые сборы все же подошли к концу. Мы собирались последними. У нас несметное количество узких байдарочных гидромешочков, то и дело обнаруживаются все новые вещи, которые я не глядя пихаю в один из мешков - потом разберемся. У Вовы на катамаране будет обязанность - рулить. Андрюшка изобразил кормовую "гребь" для устойчивости курса на гладкой воде. Ффу... сплываем.
Муезерка - небольшая лесная речка с мелкими перекатиками, обозначенными в лоции как "пороги №...". Через 40 км она впадает в Чирку-Кемь, и там уж, как обещает нам Адмирал, начнется... Пока же, разморенные неожиданной жарой, ранним подъемом и поздним выходом, проходим позорные 12 км и встаем на стоянку в некой болотистой бухточке, подернутой ряской. Отдельные отчаянные купальщики, спешащие смыть поездную грязь, вылезают потом на сушу по чваке (С), облепленные тиной. Жарко, относительно комарино, ловятся мелкие щуки (Львом) и съедаются (всеми). Поход начался, с чем себя и поздравляем.
PS Небольшое дополнение: перед ужином мы с Андрюшей и тремя Олохтошиками отправились гулять - в лесу шла заманчивая песчаная дорожка. Увы, гулянье не удалось - Вова и Леша начали хором причитать, что они голодные, при этом Вовка сел прямо на дорогу и сказал, что ему от голода дурно. Добавлю, что Антошка, хотя тоже не ел с обеда, был добродушен и весел. Старшие дети убедительно изображали муки голода, но мы держались стойко и не совершили преступного вскрытия общественных продуктов. Ко времени ужина Вова с Лешей развеселились и убежали в лес играть, а потом за ужином ругались, что "плов невкусный".... :-)
PPS Плов был действительно невкусный.

30 июля
На сегодня Адмиралом был запланирован трудовой порыв - около 30 км по плесам и мелким перекатам. Вышли на удивление не поздно, но развить хорошую скорость не удалось - вчера все обгорели, а сегодняшняя жара не оставляла надежд на подвиг. Наша "баржа" отстает от всех, кроме двоечки, но там, похоже, гребет один Львович-младший. Порожки смешные, для нас вообще игрушечные, Антошка почти все их проспал и немного потерял. Леша "гребет" на левом носу, держит весло в руках очень уверенно и со стороны смотрится хорошо. Вовка на руле научился не путать "право" и "лево", так что прогресс налицо. Купались на песчаной отмели у впадения холодного ручейка. Река теплая, а у самого берега, где по правилам полагается быть "прогретой отмели" и где бродил голенький Антоша, ледяная струя. Антошка проснулся на длинном переходе, начал со всей своей "загадочной целеустремленностью" (С) рваться ко мне "на ручки", Лешка держал его за шлейку спасжилета. Малыш ревел на всю реку. Я чувствовала себя извергом и, пока еще впервые, испытывала угрызения совести. Бедная моя совесть... До обеда наш экипаж дополз с сильным отставанием от всех, кроме второго катамарана. Мы обгоняли их пару раз - оба героя жевали печенья с орехами и, похоже, не очень торопились. Между прочем, каны едут как раз у нас и у них. Так что по крайней мере обед не пропустим. На обеде выяснилось, что пройдено "всего 10 километров и это очень мало". Лев и Антоша сняли штанишки и щеголяли с голыми...ммм...ножками. Ланчпаки Леша называет "чпаки" со всей детской серьезностью. "Мама, а где мой...этот... чпак?"
После остановки продолжили движение по водной глади. Антоша плакал, Леша что видел, то пел, Вовка с воплями выпадал за борт (ни разу, кстати, на выпал). Детский поход. Наши с Андрюшей рассказы про Катунь, где в воронку засосало катамаран, похоже, произвели неизгладимое впечатление на Лешу и Вову - про каждую неровность воды они со страхом спрашивали - "а нас сюда не засосет?"
По Мишиным расчетам, остановились на 31-м км пути. Подвиг перенесен на завтра. Встали на комарином месте, на площадочке между болотистым, хоть и высоким, берегом и "континентальным" болотом. Лев опять поймал небольшую рыбу, кажется, окуня и отдал его детям на растерзание. Они растерзали бедное существо с большим увлечением. Пытали его довольно долго. Со стороны можно было разобрать только выкрики: "Отпусти рыбу, сама задохнется!" "Искусственное дыхание, мы его теряем!" Поздним вечером из находящейся чуть выше по течению протоки стал белыми языками выползать туман. Он таинственно и немного зловеще заполнял реку и просил себя фотографировать. Но штатив был только у Льва и шило тоже.

31 июля
Планы были такие - пройти до слияния с Чирка-Кемью около 10 км, а затем еще 15. И ветер встречный. И жарко. И желательно еще чтобы комары. Первый пункт с треском провалился - стрелка оказалась не через 10 км, а через 15 минут хода. Но до этого был суровый ранний завтрак, фирменная Ровинская рисовая каша, мошка и - позор - забытый мною наш с Лешей обеденный перекус. В смысле ланчпак. Я имела глупость громче всех кричать что "какой балбес забыл свой пак", а вот оно как вышло... Родились стихи. "Если ты забыл ланчпак \ На лесной стоянке \ То тебя друзья простят \ Только после пьянки". Остальные стихи, "сочиненные" главным образом Таней по мотивам Маяковского, просьба смотреть в ее дневнике.
Неожиданно возникшую справа полноводную реку встретили криками "ура", а она нас встретила встречным ветром. В очередной раз жалеем о том, что не взяли лодку вместо ката, такую легкую, ходкую, любимую лодку, а взяли это неповоротливое чудовище, и Вова не выруливает, и Леша не выгребает, и все скрываются в голубой дымке. Антошка заснул наконец на палубе среди мешков - приспособился? Короче, остальные пункты сегодняшней программы выполнялись блестяще. Увидев нашу группу на берегу (значит, обед?... тссс.. не сглазить) на очередном повороте широченной реки, я уже почти не могла радоваться - что-то и вправду очень устала. Да еще наше дежурство. Но на берегу стало повеселее, ноги "оттаяли", плечи, напротив, отдохнули, и стало казаться, что все идет как надо. Да оно так и шло - Антошка залез в глубоченную песчаную яму неизвестного назначения и весь извозился в песке, Леша в очередной раз наступил в воду в кроссовках, Лев поймал очередную щуку, кат-двойка отстал даже от нас чуть не на полчаса. После обеда настроились на тяжелый переход через ветреное озеро, однако почему-то вдруг поплылось нормально, и уже через полчасика высадились на противоположном берегу купаться. Ах, что это был за пляж!.. Шшш... с шуршанием вытащили на отмель лодки... вылезли, с кряхтением распрямили ноги... раздели и выпустили на волю голеньких малышей... и - ооооо - обгорелыми телами медленно по одному погружаемся в приятно теплую воду чайного цвета. Антошика наконец освободили от всей водной амуниции и пустили по берегу голышом. Теперь думаем с Андрюшкой - может, так и надо, не зря его сюда притащили. Приятно смотреть, как ему хорошо, как он резвится, и хохочет, и осторожненько трогает колючие шишки. Практически у всех обгорели лица, а у Миши почему-то колени и кисти рук - вроде бы самые "грубые" места. Адмирал в отчаянии просит дождя. Как выяснилось позже, его адмиральский авторитет "пересилил" даже симоронские заклинания, и через день погода испортилась. До конца похода.
После привала Лев, поддавшись на уговоры Дины и вняв ее материнским чувствам, взял Илью в КНБ-шку, а Дина пошла с Львовичем на двойке. После недлинной протоки вплыли во второе озеро, и тут начались вдумчивые поиски дневочной стоянки. Миша проявил всю свою основательность? хозяйственность? серьезность? расчетливость? (вечером мы пытались, но не смогли назвать одним словом его главную черту) и решил "посмотреть все варианты". Выглядело это так: авангард на лодках курсировал по немаленькому озеру, от одного берега к другому, на берег высаживался Миша, критически качал головой - "для дневки не пойдет" - и делался очередной "траверс", в то время как мы, а за нами Дина с Сашкой, выписывая забавные петли на не поддававшемся рулению кате, с порядочным отставанием лопатили за ними. В конце концов Андрей не выдержал и потащил нашу четверку "пешком" вдоль берега. Вскоре были встречены в очередной раз возвращающимся Адмиралом. После этого решили выдержать паузу - Лев поплыл к одному из маячивших вдалеке пляжей, Миша к другому. "Нам и отсюда прекрасно видно", все, не пойдем, пока не будет ясно, куда. В ожидании Леша, который баловался с Вовиной сидушкой-пенкой, упустил ее в воду. Андрюша, строго: "Леша, сейчас мы развернемся и ты полезешь доставать!" Леша, со слезами: "Нет, здесь глубоко!!!" О том, что слезать с катамарана не надо, он не догадался. Наконец, стоянка. Что ж, выбор неплохой, хотя не осмотренными остались еще бело-песчаные пляжи на дальней стороне :-) . Пляж, как на Лазурном берегу - белый песок, прозрачная вода, ровная площадка для стоянки со столом и скамейками. Лев немедленно воткнул в песок шест (шило?) и положил перпендикулярно линии пляжа весла - отгородил самый "вкусный" кусок. "Сюда не ходить". Почему, сначала было непонятно, но как ни странно, все послушались. Леша воспринял запрет со всей серьезностью и отгонял взрослых - вы что, сюда Лев запретил заходить!". Как выяснилось позже, на запретной территории планировались модельные съемки Валечки в полупрозрачных черных и белых "покрывалах". А пока купальный сезон продолжался. Мимо проплывали медленные деревянные моторки, управляемые разморенными жарой мужиками, с собачонками поверх стогов сена - рядом деревня Тикша и сенокос. Валечка, примерив сомнительные одеяния, увидела себя на видео против солнца и побежала советоваться с мамой. Мама научила, как твердо отказать. Вечером - красивейший фотографический закат с облаками (ах, нетронутый песок пропадает зря) и - Танин страшный рассказ о фильме "Другие". Найдены первые подосиновики, и Таня жарит их на противне. К концу фильма остаются маленькие поджаристые угольки. Завтра - дневка.

1 августа.
Что было? Сначала - о том, чего не было: солнца, жары, купания. Был: переменный дождик, поздний сон в палатках, ленивый хоровод на берегу ("карава-а-ай, карава-а-ай..." - Илюшке 11 лет, Дина обещает к вечеру торт). Антошка баловался с Андрюшиными очками и отломал дужку! Пришлось делать "костяную ногу", прожившую, кстати, до Москвы, из обструганной палочки, проволоки и скотча. Дальше - обычные дневочные "исчезновения". Лев исчез, как всегда, первым, с камерами и штативами. К полудню в лагере остались только дети, которые строили на пляже Цивилизацию, и Ровинский, который не собирает...Итак, о грибах. Первые предвестники были еще вчера, но сегодня, отправившись по тропинке вдоль берега, я увидела ИХ! Подосиновиков было МНОГО. В руках они перестали умещаться почти сразу, а когда не влезали уже и в свернутую рубашку, пришлось вернуться за помощью. Пошли по песчаной дороге параллельно берегу, и прямо вдоль дороги рвали грибы. Не искали, нет, именно рвали, сколько хотели. Больших не брали. Потом Андрюша захотел найти белый, но ему не повезло. Афанасы пошли в другую сторону и принесли еще столько же. Жарить Тане не доверили :), Андрюшка долго колдовал над большим противнем (тем, что для крупных рыб, да-да!), потом долго ели. К обеду вернулся Лев. Он грибы "видел, но не брал" - вот сила воли! Ближе к вечеру закапал дождь, переместились под общественный тент, делали кофе, говорили об истории, о Фоменко, о Суворове, (ах, какая интеллигентная компания!), о воспитании детей, о гипнозе, потом перешли на анекдоты и мульты про Масяню в лицах. Старшие дети подслушивали разговоры о себе. Валечка уже совсем взрослая, мальчишки ее "достают", роют на нее ямы, а ей с ними скучно и вообще они все балбесы кроме Леши и Антоши. Тортик был? (вроде), но его было мало. Только Андрей Ровинский худеет и не ест сладкого. Каждый день ощупывает складку на животе.
Место сегодняшней дневки чем-то удивительно напомнило мне остров XXX. Пляжем? Общим настроением? Периодически возникало чувство, что набранная в каны вода окажется соленой.

2 августа. Тучи пропали, солнечно, ветрено, прохладно, энергично. Собираемся бодро, впервые извлекаем и натягиваем неопреновые гидры (я теперь в числе счастливых обладателей!). Девушки делают на пляже разминку перед греблей, мужчины глазеют. Потом со свежими силами гребем через озеро при несильном, но все же встречном ветре. Двойка отстает от нас, а мы от всех остальных. Лев в очередной раз устроил в своей команде пересадку - кажется, Дина с Илюшей на кнб-шке. "А вы, друзья, как ни садитесь... ;-)"
По пути слева встречаем позавчерашние забракованные стоянки. Леше в перекусе "попался грецкий", он его с отвращением плюет в воду. После озера Адмирал обещает небольшую протоку, потом еще озеро, и, наконец - ПОРОГИ! "Небольшая протока" растянулась до самого обеда (вот оно, единство пространства и времени!), и мы, как обычно, гребем против ветра при максимуме усилий и минимуме результатов. Андрюша говорит, "Я подозревал, что придется лопатить, но, что придется ТОЛЬКО лопатить, я не ожидал". Вова: "Пап, а что такое "лопатить?" Очередной изгиб протоки, камыши, мы продираемся "коротким путем" через траву. Там уже целый коридор - не мы одни на катамаране на этой реке! Связь по рации с Мишей, он говорит, что они вот-вот выйдут в озеро и сразу встают обедать. Обед уже запаздывает, ну, так примерно, на час, и некоторые малодушные члены группы (Таня, к примеру, или вот Леша) начинают пожирать обеденные перекусы. Но вот на последних остатках сил выползаем в озеро, там сильный ветер и - никого не видно! Ни впереди, ни сбоку, ни на противоположном берегу. "Спрятанная" стоянка за прибрежными камышами нашлась не сразу, сильно помогли Валины красные штаны, мелькавшие вместе с хозяйкой на берегу. И вот - обедаем. Но до обеда - опять грибное сумасшествие. Каждый уходящий "на сто метров" в лес приносит охапку грибов. Грибы всякие. Андрюшка снова ищет белый, не находит. А все остальные тащат к столу и белые, и подосиновики, и подберезовики, и маслята, и моховики...Вечерние дежурные умоляют больше не собирать. А тем временем на озере поднимается ветер. Я имею в виду, Настоящий Ветер. Вдалеке маленький отважный катамаран-четверка пытается пересечь озеро. Мы наблюдаем с высокого берега. Хорошо с миской горячего супа в руках смотреть, как другие работают...Все же двигаются ли они вперед? Через полчаса глядим опять - вроде продвинулись, или нет?.. Ждем, пока хоть немного стихнет. Еще через полчаса все же решаем испытать ветер на себе. В команде Льва очередные пересадки - уже не помню, кто с кем меняется. Следующие 40 минут: все впереди, мы лопатим, Антоша ревет. Интересно, слышно ли его на других судах? (Потом оказалось, что не слышали). Лев доплывает первым и снимает остальных на камеру - фото-финиш, понимаешь...Однако, пока мы пережидали ветер на обеденном месте, все хорошие стоянки (числом одна :)) оказались заняты. В итоге пришлось остановиться на тесной каменистой площадке с комарами, без сушин, ровных мест и "куда сходить в туалет". С боем захватываем места для палаток. Наше отвоеванное место оказалось дико неровное, с уклоном во все стороны сразу. А тем временем Орловы-Кречеты уплывают за очередными щуками, а Олохтоновы - Афанасенковы - Ровинские идут купаться. Как только я снимаю с себя ВСЕ, откуда не возьмись выплывает мужик на байдарке. Потом так же таинственно исчезает. Ровинский "нудирует" со вкусом, позирует другому Андрею с помазком и зеркальцем. Вечером у костра народ ностальгирует - вспоминается и ворованный Нарский капрон, и синтепон клочками, и Северо-Уральские зоны с оленьими котлетами в офицерской столовой...
Лев приносит к костру бутылку вина, долго и молча греет ее, нежно гладит бутылочные бока, еще греет, уносит. Спокойной ночи!

3 августа погода внушает необоснованные надежды. Сплываем при солнышке. Чуть позже набегают облака и поднимается встречный ветер, но на этот раз не успеваем сильно отстать - километра через три - упомянутый в лоции ж/д мост (железный, капитальный, крашенный в белый цвет, по виду как на трассе Москва-Питер; Миша говорит, по нему ничего не ходит и никогда не ходило). Потом - протоки с быстринами, острова, крутые повороты, начинается долгожданный порожистый участок реки, ради которого мы потащились на Барже! Одновременно начинается мелкий дождичек, переходящий в настоящий ливень с пузырями на воде.Первый порог (названия не помню): Лев тащит Дину и кнб-шку через самую бочку. У них энтузиазм – Лев азартно орет «Мочи ее!!» - в смысле, бочку, хотя Дниа тоже изрядно вымокла и довольно улыбается. Щуки извиваются по краям бочки, одна справа, другая слева. Кончается дождь, но мы уже такие мокрые, что это все равно. (Вот, прочувствовала прелесть неопрена. Все бы хорошо в нем кроме…ммм…ну вы меня поняли). Порог Кривой – по лоции требует просмотра, но какой-то неинтересный, «скалы-валы»; энергично чалимся на струе (Андрюша кричит капитанским голосом «ЧАЛКА спрррава!»), забираем Тошу с Лешей и идем вперед, к порогу Тахко-Падун. «забивать» стоянку для дневки. Видим впереди отчаянного «щукера» из другой группы, который сигает без просмотра в высокий подковообразный слив, пропадает там, за перегибом, выплывает вверх дном. Мы благоразумно чалимся над сливом и без детей (но с веслами) бежим по берегу искать свободное место; говорят, на этом пороге со стоянками… как на Кивиристи. Нашлась стояночка - тесноватая, чем-то напоминает предыдущую, но выбирать не приходится. Ровных мест как раз по числу палаток. Два самых ровных забрасываем веслами и спасжилетами. Пристроились под боком у группы в одинаковых камуфляжных костюмах, они тут второй день. У них какой-то праздник - воздушные шарики на ветках, пустые бутылки, опухшие рожи. Подошли остальные. Ставим лагерь, Вова плачет - не получается поставить палатку. Лев продолжает соответствовать своей роли. Завалил поперек тропинки «шило» (долго подрубал топором толстенный сосновый ствол, с Андрюшей вместе его толкал, пока бревно с грохотом не завалилось около соседнего лагеря. Реплика из палатки соседей: «Я еще жив?..» - ответ от костра: «Белый коридор видишь?»). Еще про Льва: он поймал двух щук персонально, себе, на ужин, а когда наелся, стал менять у детей на чернику. Детишки кинулись собирать ягоды. Вечером у костра взрослые горячо обсуждали весь эпизод. Мне он совсем не понравился, даже не знаю, почему у меня в душе такой протест, тем более что Антошка свою порцию получил "бесплатно" - уж очень громко "просил". Из других событий вечера: мы потеряли Лешу, а он ушел пускать кораблики в Падун. Один. Все за нас радуются, хорошо, говорят, ребенок растет самостоятельный.

4 августа дневка. Середина похода. Погода "шепчет" - дождя нет, но холодно и ветрено. Миша со всей своей обстоятельностью собирается киляться в Падуне - гидрится, поддувает Щуку... Остальные мнутся. Лев еще вчера красиво прошел один на кнб-шке, Дина расстроилась, что ее не взяли. Сегодня он предлагает, а она "уже не хочет". О, женское непостоянство!.. Мы идем гулять наверх - выше по склону и по течению. Адмирал обещал виды. Привязывается идти Леша, по дороге "устает и может дальше идти" - все, как обычно. Андрей безуспешно ищет белый гриб. Вместо скальных выходов находим траншеи с брустверами военных времен, а также кучу подосиновиков, которые оставляем по два-три на бревнах вдоль тропинки - некуда класть. Много черники. Лешка обещал старшим бандитам набрать кружку ягод и настаивает, чтобы я помогала. Уходят со стоянки наши соседи, освободилось отличное костровое место.
Миша вдумчиво киляется. Раз, другой... на третий раз в "задницу" не идет, а неспортивно просачивается сбоку. Говорит, "кладет железно". Приходит довольный, мокрый, наплавал хороший аппетит. Завидно, но повторять не хочется. Лев опять жарит себе щуку, потом предлагает остальным - просто так, бесплатно, но народ не горит. Таня говорит, "Лев, возьму только за кружку черники!" Опять грибы. На пентагоне у костра надпись: "туристы, осторожно, здесь воруют!" и нарисован пароход. Воруют предположительно обитатели турбазы на противоположном берегу реки. "Пароход" у них тоже есть - белый кораблик. Зачем он, как туда попал через пороги, и куда плавает - загадка. Вчера Лев пытался продать Тане вид на Белый Пароход за ланчпак - Остап, понимаешь, Бендер! А сегодня он нашел деревянные "мозги", причудливый нарост на дереве, отпилил "дуру" весом килограммов 25 и собирается ее тащить в Москву.
Лев, тебе моя благодарность! О чем бы я писала, если бы ты не пошел с нами?..
Завтра - о ужас! - на завтрак сублимированный творог. Я честно тренируюсь на Антоше уже неделю, но вкусно еще ни разу не получилось, то жидко, то кисло...

День 5 августа получился тяжелый. Без скидок. Начавшись с творога (который осилили не все, даже вприкуску с черникой), трудности продолжались. После Тахко река превратилась в длиннющее озеро без течения. Мы вышли первыми и довольно бодро догребли до "угла", за которым начался встречный ветер... Ну а дальше все ясно: нас догнали, мы отстали, потом еще отстали... На "Тритоне" сегодня боевой экипаж - Дина+Лев, и, хотя Лев гребет раз вперед - пол-раза назад, этого хватает, чтобы мы безнадежно отстали и от них тоже. Андрюше "туго грести". (Туго - это из Лешиного словаря позапрошлого года, отражает суть предмета идеально). Проходим мимо лагеря Тритонов, там одни только катамараны этой фирмы, счетом восемь, вся гамма - от первых до последних. Вчера они катались мимо нас в пороге. Чуть дальше, где-то рядом с нами плывет странная команда, состоящая из катамарана с дедулями и каяка. А еще позже нас обогнала кнб-шка с Егерем на буксире! Целый зоопарк. Пока мы отставали и туго гребли, произошла одна история. Леше и Вове стало холодно (ну правильно, они же не гребут), мы стали чалиться где попало, я выскочила на камни и энергично дернула катамаран за нос, чтобы не уплыл. При этом Лешка, который уже очень хотел вылезать и стоял на баллоне, драматически всплеснул руками и шлепнулся в воду. Вот, проверил спасжилет. Замерз еще сильнее. Переоделся в Вовину одежду (потому что было холодно и все свое было уже на нем). Я нашла прямо на берегу белый. В смысле, гриб. Андрюшка в трауре. Ко времени обеда мы потеряли всех остальных из виду, Антошка ревел, Леша мерз, а ветер дул еще сильнее. В какой-то особенно ветреной протоке зачалились у двух избушек и стали ждать "связи". Пошли прогуляться в лес. Там на удивление уютно, нет ветра, одна избушка нежилая, зато вторая просто прелесть - с аккуратно подпертой дверью, застеленной кроватью, и вообще как из сказки про пряничный домик. Миша "позвонил" через 15 минут, оказалось, они метрах в трехстах впереди, сразу за островком на правом берегу, и уже ОБЕДАЮТ!
Добираться пришлось волоком, а участок воды от острова до берега гребли как на пороге. Обеденная стоянка суровая, на крошечном неровном пятачке и пронизывающем ветру. Лев добавляет суровости: сразу после того, как разлил суп по мискам, заливает костер, грозится вылить "теплую бурду" для мытья посуды и на всех кричит, чтоб собирались! Обреченно выплываем с поганым чувством, что еще грести и грести...Как ни странно, вроде становится полегче. Антошка засыпает, а ветер становится немного слабее. Часа через два река сужается - МЫ ЭТО СДЕЛАЛИ?!
Вечером, перед тем, как искать стоянку, проходим два небольших, по катамаранным меркам, порога, Ледмозерский №1 и 2. Львович и Илюшка в байдарке получили массу впечатлений. Илья напуган валами "тридцать сантиметров" и прочими препятствиями, у него кружится голова и его тошнит (как маленького зверька Сниффа в аналогичных обстоятельствах). "Малыша" погрузили на катамаран-двойку. Вовка захотел погрести, я с удовольствием поменялась с ним местами - рулить мне понравилось сразу и однозначно. А вот ему грести - ну прям до слез не понравилось.
Сразу после порогов хорошие стоянки были заняты. По Адмиральской лоции следующая стоянка через три км, а потом еще через пять. Слава Богу, "через пять" проверять не пришлось, трехкилометровое место оказалось свободно и ПРЕКРАСНО. Там впадает приток, кажется, Растас, есть каркас бани, коптильня для рыбы, стол со скамейками и куча ровного места. Вот и закончился наш трудный день - отличным ужином с макаронами и предвкушением дневки. Антоша, пожалуйста, поспи подольше!..

6 августа. Дневка №3. С утра ласковая погода. Если стоишь на берегу, перед глазами открывается широченная гладь реки. Ну, или Волга, или опять остров XXX. Гладкий песчаный берег уходит в воду, легкие-легкие "неровности" которой намекают на течение. Короче, покой и воля. Старшие дети хотели отправиться на целый день на ближайший островок "робинзонить", но всеобщая расслабленность, похоже, передалась и им - вот только сплавали на другой берег на катамаране и вернулись. По очереди ходим за грибами. Уже вчера Дина (как оказалось, у нее нешуточный талант к сбору грибов) нашла охапку подосиновиков и белых. Сегодня Андрюшка не выдержал и отправился в лес с фотоаппаратом. Сейчас или никогда он найдет белый гриб! Я ушла чуть раньше. Белые водились в замечательном лесу из высоких, редко растущих елок, а под ними - густой ярко-зеленый мох вперемежку с такой же яркой травкой. Среди грибов попался заяц - первый раз я видела его в лесу так близко: огромным испуганным глазом он смотрел на меня и не решался действовать. Только потом опомнился и ускакал. Мало того, этот же глупый зверь попался мне еще раз минут через пять! И опять совсем близко.
Андрюша торжествует - нашел наконец ИХ! И даже сфотографировал с близкого расстояния. Таня дает желающим сеансы Эриксоновского гипноза. "Динааа! Где Дина?!" - "Она в трансе..." Топили баню. Лев раскочегарил "жаровню" из круглых камней и ушел за рыбой на приток, строго-настрого приказав топить жарче. Готовили грибы. Их было много. Фотографировались для титров. Одинаковые портреты у корней сосны. Лев вернулся с охапкой щук, ругается, что плохо топили. И вот - баня! Ощущения: пар, копоть с камней оседает на голых телах, "мыльные" березовые веники и "дохлый ежик" - можжевеловый, купание в холодной реке, ого, а здесь течение, еще заход, Лев выливает на камни ведро воды, ах... Ровинский кричит грубые слова - он доволен, наконец, все чистые и валяются-остывают на берегу, на ковриках...
Вечером коптим. Щуки целый день прожили в складном железном ялике, который мы нашли на берегу. Рыбы, подвешенные за хвосты на палочках, падают вниз, в огонь, по мере готовности. Андрюшка бегает вокруг, орет не своим голосом: "Костровые рукавицы!!!". Обжигаясь, достает рыб из раскаленного "жерла".
Копченые щуки были столь вкусны, что их хотели все, даже Леша и Тоша. Кончились они слишком быстро, однако на раскладочный плов сил уже не оставалось, и он перешел на завтрак ("а потом, если не съешь - на обед, а потом на ужин..."). Вечером ясно и нет мошек - к чему бы это?

7 августа стало ясно, к чему - ночью погода испортилась. Дождь шел с удивительным постоянством. Он не усиливался и не становился слабее, не прекращался ни на минуту и вызывал уважение. Вставать не хотелось. Где-то там, без общественного тента, мокли наши миски, ланчпаки, недосушенные вещи... Дежурный Афанас держался до последнего, но в десятом часу все же вылез - греть вчерашний плов и готовить "манный супчик" - чуть-чуть крупы на целый кан сладкого молока. (Бережем манку на последний завтрак. Орловы, среди прочих раскладочных прегрешений, не докупили 7 пачек пюре). Потихоньку под дождь вылезли все. Леша сначала расстроился от непривычного вида еды, но потом съел (выпил?) целую кружку и просил еще. Долго решали, ставить ли тент, или нечего расслабляться. Пока решились поставить, дождь кончился. Погрузили мокрые вещи, загидрились, оделись потеплее, и - уже по солнышку и тихой воде - выплыли. После дневки, да еще без ветра семикилометровый плес проплыли довольно быстро. Потом начались сплошные пороги, ради которых и ходят на эту речку. Народ на более мелких судах испытывает ОЩУЩЕНИЯ. Счастливчики... Сашка Львович осваивает кнб-шку. Самостоятельно прошел порог Никутный (по лоции 3 к.с.) - прямо через бочку! Перед этим долго ходил вместе со Львом, заглядывал с разных сторон...теперь у него эйфория и желание подвигов. Похоже, у ребенка прорезался водный талант. Скоро надоест ему с нами матрасничать...Обносим спящего Антошу. Наш правый баллон здорово травит; он это делает с начала похода, но, похоже, сейчас сильнее. Качаем по два раза в день. Леша с Вовой проходят порог на катамаране, довольны, обрызганы, обсуждают с видом знатоков расположение бочек и валов. Обед. На берегу распиленное вдоль толстенное бревно - скамейка. Таня: "Ах, как давно я не сидела на плоском!" Дальше: приятное и нескучное чередование маленьких порожков и коротких плесов. 9 км чуть больше, чем за час. Порог Рокконен - по лоции 4-, "самый сложный на реке, длиной 2 километра" не узнали. Миша посылает Валю вперед по берегу - посмотреть, наверное там скрывается настоящий крутой порог? Но нет, это он и есть. Решили отложить "героическое прохождение", встали выше порога в кочковатом лесу с огромными камнями-постаментами. Ровинские примостили свой "вагончик" на одном таком "постаменте", остальные на разных высотах по всему лесу - мало ровных мест. Лев весь вечер бегал на берег и обратно со связкой камер, штативов и объективов и призывал к тому же остальных, которым лень. Снимал закаты и туманы. Ну, думаю, Львиных туманов хватит на всех. А еще он выпилил себе сиденье. На высоком пне торчал не отпиленный острый кусок, так Лев его аккуратненько обтесал со всех сторон, получилось этакое... ну шило, в общем. Позировал Тане, с гордым видом сидя на нем. Вечером стало очень холодно и опять пропали мошки. Ох, не к добру...Здесь грибы тоже есть. И белые есть. Андрюшка смотрит на них сытым взглядом. Таня заразилась Лешиным образом речи: садится на бревно с кружкой чая и удовлетворенно изрекает - "Ну вот и хорошо, осталось только найти сладкий..." Слово "ланчпак" всем надоело. Какое-то оно противное. Решили его запретить как нецензурное, вместо него предлагается "перекус". Сами эти... перекусы тоже порядком надоели, хотя и не всем. По-моему, Сережка спрашивал, где их можно купить в Москве (?!!)

8 августа. Кто не понял, вчерашние приметы были к дождю. Дождь опять такой же, как был два дня назад - очень, как бы это сказать, уверенный. Утром нас разбудил артистичный монолог Андрея Ровинского, который готовил свою классическую рисовую кашу. "Весь советский народ, невзирая на трудности в... и на..., ...... ... встает жрать кашу!!!" Адмирал нашел убедительные и логичные причины для того, чтобы никуда не идти. Итак, дневка. Дождь. Слякоть. И бродят толпы народу (С). Как только мы решили не плыть, погода стала кардинально налаживаться. Таня и Андрей Р. заговаривают тучи, и вполне успешно, хотя Ровинский жалуется, что "шаманы не видят благодарности масс, подношений нет и вообще, так работать нельзя". Лев оправдывает свое присутствие в походе - завалил очередное "шило", закричав "Бойся!", уже когда оно с треском пошло. К счастью, обошлось без жертв. Андрей Олохтонов ушел в лес за грибами, а нашел там романтичную дорогу под редкорастущими высокими соснами. Правда, на самых больших деревьях следы добывания смолы - зачем-то кора исполосована глубокими царапинами, и рядом жестяные воронки для стока. Дальше вообще сплошная вырубка. Саша Орлов готовится к завтрашнему прохождению порога в одиночку - учится киляться на папиной лодке, вылезать из нее и влезать на нее. Лев держит байдарку на веревочке и протоколирует все на видео-камеру. Кильнуть крепкую посудину нелегко, но Орлов-младший не обделен ни драйвом, ни талантом. Миша говорит про жену, что "шильце у Татонки не больше наперстка, а сил для поедания ланчпака требуется ох как много..." Леша в N+1-й раз набирает воду в сапоги, упав в этот раз в воду целиком. Все, надоело. Отказываемся сушить вещи, и ребенок ходит полуголый - полумокрый. Льва не видно. Он то где-то бегает, то спит. Антошка то же. Так же. Дина вчера сломала катамаран (вот ведь, тоже талант!) - кажется, треснула пластиковая кница. "Львовичи" ползают по чвачному берегу, ищут потерянную деталь от одного из своих судов. Дина, наконец (на одиннадцатый день похода), достала блокнотик для дневника и записывает про каждого его самое прекрасное и самой ужасное впечатление за эти дни. Запомнилось: у Илюшки самое УЖАСНОЕ впечатление - Саша Орлов. Завтра опять мы готовим творог, поэтому заранее призываем всех набрать ягод, забить кисло-комковатый вкус и грязно-желтоватый цвет. Дина упорно продолжает приносить все новые грибы. Андрюша набрал подосиновиков и сушит их на веревочке у костра. Вечером любуюсь клубами пара от реки, коллекционным закатом, долго и с удовольствием вижу у основательного, горячего костра. Уходить спать не хочется. Последняя "дикая" стоянка?

9 августа. Наше дежурство, последний день на реке, ранний подъем. Саша Орлов неизвестно зачем просит разбудить его вместе с дежурными - морально готовиться к прохождению порога? А может, к съеданию сублимированного творога? На улице безупречное небо, густой пар-туман над речкой, в солнечных лучах "драгоценные" паутинки в каплях росы. Народ подтягивается за завтраком. Кое-кто даже просит добавки! Привыкают?..
Порог проходили так. Мы - первые, без съемок, без всего этого наигранного драматизма, с Вовой и Лешей. Рокконен - действительно длинный, что-то там бурлит, надо грести сначала через всю реку налево, потом обратно направо. Андрюшка громко орет мне: "Лево нос, право нос, вперрред!!!". Как бы по-настоящему. Чувствую себя командой катамарана-четверки. Устала грести, жарко, весело. Возвращаемся за Антошкой и снова идем, теперь по берегу, вниз. У меня камера, у Андрюши рация - группа проходит порог в стиле хай-тек. Я снимаю, Андрюшка слушает Мишины сообщения: "Щука пошла". "КНБ-шка пошла". Мы подтверждаем. Таня с Сашкой на Щуке удивили - на выходе из порога пошли не налево, где чисто, и не направо, где слив, а почему-то прямо в середину, на "постаменты". С замиранием сердца вижу, как они вылетают полулагом на "ступеньку" - ой, что будет! - и преспокойно съезжают вниз. Воистину, надувная сосиска прощает многое. Лев на двойке, делает зацепы из-за спины и крутит телемарки. Забыла спросить - это он развлекался или так надо было? Львович на байдарке идет как по учебнику чисто. Палава канализирует кормой вперед. Миша проходит - скуу-ушно. (Зеваю. Надоело. Хоть бы кто кильнулся для разнообразия...).
До конца маршрута оставалось километров 15-17 веселой быстрой воды. И утро стало днем, и было небо с облаками, словно из разорванного листа промокашки, и еще - четыре Сосновых, так сказать, порога, с игрушечными валиками и бочечками, и Сотые острова в лабиринте мелких перекатистых проток, и стало жарко, и Антошка лежал пузом на палубе катамарана, глядя на воду, и никого не обрызгало, а жаль!...
В последнем пороге под названием Горшок мы, окончательно расслабившись, опозорились - два раза подряд налетели на обливняки и сползали с них лагом. Леша в восторге, всем с гордостью рассказывает. Лев на двойке ворчит на Дину, дескать, она неправильно гребет... а мы это и раньше знали, вот так! Дине безмятежно, Львиные претензии ее не колышут.
Дальше пороги кончились, начались поиски антистапельной стоянки с близким подходом к дороге. Нашу группу прямо от реки должен забрать автобус т.н. "Велта" - местного турагенства. В планах на завтра экскурсия на водопад, баня, ужин в ресторане и ночь в гостинице. Леша устал, страдает, голодный, перекус ему совсем не помогает, он хочет бегать и мерзнет даже в моей ветровке поверх спасжилета. Опять наш Адмирал проявляет принципиальность и отвергает стоянки одну за другой. Но вот, наконец, когда время уже ближе к ужину, чем к обеду, находится замечательное место для антистапеля! Чирка-Кемь, уже почти Кемь, темная, широкая, мощная река в высоких берегах. Крутой склон, с трудом затаскиваем вещи наверх, там есть стоянка на границе пожара. Пожарчик был игрушечный, видимо, совсем недавно. Обгорели иголки на маленьких сосенках и закоптились снизу шляпки грибов :).
На ровном месте все поросло лишайниками, на вид засохшими и жесткими, но под ними мокрый скользкий слой, вроде грибницы. Наступаешь с размаху на сухое, теплое, а нога проскальзывает по этой гадости - довольно противно. Зато места для палаток, как на стадионе!
На берегу народ разбирает лодки, наверху натягивают веревки... грустно...пытаемся с Андрюшкой идти гулять - до дороги действительно рукой подать... Антошка рыдает вслед. Опять все тащат из леса грибы. Подосиновики и горелые шляпки не берем. Леша и Вова прыгают на баллонах - типа помогают сдувать...наше палаточное место далеко от берега, ходим мимо всех с каждой веревочкой...Лев пакует четыре ничуть не уменьшившихся рюкзака - один из них занимают "мозги"...Дина что-то запоздало пишет в дневнике... Вечером опять не хочется уходить от костра, но надо...надо...

10 августа. Встаем рано, все собранные в прямом и переносном виде. Солнце. Небо. Вот-вот должны подъехать "Велты". Иду дежурить на дорогу.... FastForvard. Ждем...ждем...прыгаю на дороге в вибрамах...сочиняю сентябрьскую "связку" для аэробики...Миша идет с рацией искать автобус... связи нет...трр-ррр...прошел час, Лев идет искать Мишу...связи нет, тррр-ррр......еще час, еще два...народ стоит, сидит, лежит... достали спальник...связи нет...Антошка хочет спать...выспался...время обеда...чего бы съесть? Все упаковано, еды нет... жарим грибы в Львиной банке из-под червей...ходим туда-сюда, ушел Ровинский...прошло пять часов...едим грибы заточенными палочками, допиваем мой заначенный для малышей чай в бутылке...
Урр-ра!! Вернулся Андрей Ровинский. Миша звонил из поселка в Калевалу (это где "Велт"), у них сломался автобус, скоро будут два микро-автобуса...и вот...вот...ЕДЕМ?!!
Шесть часов ожидания - пропала экскурсия на водопад. Ровинский доволен, он туда не хотел. Остальные, кажется, радоваться уже не могут...
В Калевале - один сплошной оттяг. Ресторан, ужин за столом со скатертью, смотрим видео про каякеров на том самом водопаде...баня. Баня. Баня...Про это нет слов. Это чувства.
Гостиница - спим чистые на чистых простынях. За четыре часа не успеваем их, кажется, даже примять?... Полусонный завтрак в "Капитане Велте". Малыши спят, прямо в спальниках - в автобус и к поезду.
...Миша говорит, за опоздание нам "сделали" гостиницу и баню бесплатно. Говорит еще что-то. Слушаю в полусне. Плотины на Кеми. Охтинские места. Город. Поезд. Вокзал. Прогулка по перрону. Такси.

"Тихо ходики стучат/ Тишина в квартире/ Лучше дома не найти/ Места в целом мире..."

Дневник Тани.

27 июля 1 день

В день отъезда Мишка взял две трубки от Щуки своей и моей и вставил их друг в друга ради экономии места.
Потом мы целый час выдалбливали их друг из друга, причем одну соскребали с другой при помощи отвертки и молотка.

Мишка.
Меня как всегда удивляла и удивляет Мишкина сосредоточенность, вне зависимости от происходящего. С тем же усердием и целеустремленностью, с какой он вставлял их друг в друга, он занимался их отскребанием и при этом вообще не озадачивался сожалением по поводу своего, казалось бы, промаха.

Поэтому при вышеупомянутом отскребании царила атмосфера конструктивности и служения идеалам,
мы строили храм водного рюкзака. От работы получили колоссальное удовольствие и удовлетворение. Настроились на тяжелые, но радостные будни туристов-водников.
До вокзала домчали на словно по волшебству появившейся Волге, мужик умудрился подхватить нас в перерыве между заказами. Причем влезло все.

Ровинские.
На вокзале мы стали делать ставки, кто придет первым. Первыми пришли вне ожиданий Ровинский с Сережей.

Сашка.
Сашка выпросил у меня купить ему ужастик.

Орловы и Кречеты.
Потом как всегда неизвестно откуда пришел Лев и увел всех мужиков. После появилась дивная Динуля и с ней Львович и Илья. Львович уже гораздо выше меня, но пока еще ниже Льва.
Вернулись мужики и передали Дине, что ее позвал Лев. Дина, правда, затормозила, разговоры, туалет для детей и все такое.
В итоге опять появился Лев, почему-то очень добрый, сросил у Дины, чего она не идет, и -- даю честное пионерское слово --, что он, действительно, очень спокойно это спросил. А Дина говорит, по-моему, не двигаясь с места: а мы идем.
И они ушли.
Как сказала Аня после похода, все мы как-то помягчели с годами что ли.

Олохтоновы и Самарова.
Прибежал Лешик, черный как негр, повзрослевший. С ним Андрей. Мишка с Ровинским пошли ему помогать. Появилась Аня с Антошкой и Вовкой. Анто-о-оша.

Наш поезд.
Поезд был длинный, а вагон наш первый, то есть в самом конце.
Ну, в смысле, в самом начале перрона.
Я имею ввиду в конце перрона, тьфу, ну, то есть далеко от начала,
идти, короче, пришлось долго.
Андрей Ровинский, между прочим, надеялся, что хоть какого-то вагона не будет, но поезд был на редкость педантично и полно собран ответственными за свое благородное дело железнодорожниками.
В вагоне было ужас сколько водников. Я постоянно и малоприятно утыкалась в чьи-то обнаженные тела, в то время как сзади уже напирали другие. Непонятно, как того воздуха, который еще оставался в промежутках между многочисленными потными телами и безразмерными, уродливо выпирающими дюралевыми трубками рюкзаками, среди которых, между прочим, было 4 львиных, хватило, чтобы не задохнуться.

Глядя на все то, я была твердо уверена в том, что,
первое, это не закончится никогда,
    второе, что все рюзаки убрать и освободить проходы невозможно,
      третье, что для семьи Олохтоновых, впервые идущих с полным набором экстремальных сложностей, как то: маленький Антоша, сразу трое детей, плюс катамаран, плюс две картонных коробки ланчпаков, это поставит крест на занятиях водным туризмом.

Я (Погудина Т.)
Я ошибалась, что приятно. Отсюда я сделала позитивные выводы о    неисчерпаемости ресурсов в человеке, о     пользе правильного воспитания детей, о    внешней непрезентабельности при внутренней безграничной вместительности отечественных поездов и о    брености всего сущего. На такой жизнерадостной ноте под губную гармошку каких-то чрезвычайно любвиобильных к ночным песнопениям соседей, я заснула и для меня первый день похода закончился.

28 июля 2 день

Этот день мало чем отличался от всех таких же в поездах в предыдущих походах, к тому же состав был для меня весь знакомый, за исключением Илюши и Сережи.

Мальчики 11-ти лет.
Но что я могу сказать о мальчиках 11 лет. В чем-то они все похожи друг на друга, уже не дети, но и еще не взрослые, шуму от них много , практической пользы мало, разве что святая радость для мам, а это что-то да значит.

Всего шестеро мальчишек, четырем из них по 11 лет, и одна Валечка.
В 16.00 приехали в Петрозаводск. Нам предстояла пересадка в другой поезд.

Антоша.
На перроне Аня кормила Антошу, который, между прочим, очень хорошо спал ночью, яблоками, едва успевая их чистить, потому что Антоша, как и я, придерживается важного жизненного правила - еда - это наше все.
Антоша ронял дольки на перрон и тут же тянулся за другими, мимоходом сбивая лежащие на Аниных коленях уже очищенные дольки.
Короче, Аня все чистила и чистила,а дольки все падали и падали.

Лев закупил немного провианта на ужин, два полных пакета.

Илюша.
Илюша ел сырую кукурузу.

Наконец, мы сели в поезд и полетели на всех парусах к Муеозеру.

29 июля 3 день

Для Мишки со Львом он (день) начался в три часа ночи, когда они пошли договариваться с машинистом, чтобы он остановил поезд на мосту у реки.

Машинист.
И, о чудо, машинисту хватило одной клюковки ( дешевка!), чтобы мы как белые люди высадились прямо на берегу.

Высадка была организована в строгом порядке.
Дети и женщины с одного тамбура (к ним был приставлен Львович), мужчины с другого.
Далее мы дружно отстапелились и вот тут как раз инстинкт самосохранения удерживает меня от подробного описания и всего того, что там происходило, и от перечисления кто на чем, в каком составе плыл.
Главное, что все выбрали,чего захотели и все это собралось и даже начало передвигаться по глади пока непознаной нами реки под грустным названием Муезерка.

30 июля 4 день

Дежурим мы с Мишкой.

Ровинский и энергетическая гимнастика. Родственная душа.
С нами встал Ровинский и делает энергетическую гимнастику. Приятно встретить родственную душу.

Манное волшебство и поведение Льва.
Мишка приготовил манную чудную кашу и я от избытка чувств громко и призывно зазвонила ложкой по кану,чтобы народ успел, успел попробовать ее (кашу) в самые первые, самые нежные минуты ее существования, пока ее еще не затронула вязкая рука неумолимого застывания.
И в эту нежную дивную, полную ароматами только что приготовленного волшебства кулинарную атмосферу лесной поляны, со всей своей подкупающей непосредственностью вторгся недовольный Лев, заявив, что его слишком резко разбудили.
Я огляделась вокруг, чтобы весла не было. Потом Лев авторитетно заявил, что сначала надо будить детей, чем обозначил тему для обсуждения, как именно можно это сделать, не затронув при этом взрослых, может быть, привязывать детям к ногам веревки? Обсудили.

Вышли на воду в 10 часов. Лев за ночь поймал двух щук. Везде, где плывет, забрасывает спининг.

На кате - четверке.
Антоша на кате хорошо спит, Вовка рулит, Леша иногда гребет.

Сашка и гребки.
Мы с Сашкой отлично сработались. Он про себя считает гребки. Один раз досчитал до 1778.

За день было много порожков без названий, очень милые. Остановились как-то на песчаном берегу, там мелко и дети позалезали в воду, да и взрослые тоже.

Лирическое отступление.
Я сидела в Щуке и купала лотос в воде. Водяные круги чайного цвета, смешанные с лучами яркого солнца образовывали чудный пляшущий рисунок. Я была готова смотреть на него вечно. Он менялся вслед за движениями лотоса, а на дне словно песчинки золота блестели точки кварца.


К вечеру остановились на отличной стоянке с песчаными берегами. И были дивные облака, одно из которых напомнило мне двух птиц, летящих рядом.
Лев вытащил штатив и начал фотографировать.

Илюша и Львович устали.
Илюша со Львовичем сильно отстали на катамаране и приплыли, когда уже все основательно зачалились.
Я правильно сделала, что не стала описывать экипажи, потому что я затрудняюсь сказать, сколько раз и в каких вариантах менялись составами и судами Орловы и Кречеты.

На ужин были роскошные макароны с тушенкой и сублимясом. А с кетчупом это был полный восторг.

После пожарили рыбу - две щуки, надо же я, можно сказать, кипела трудовым энтузиазмом и жарила их с удовольствием, видно, соскучилась за зиму.

Таганок с характером.
Долго боролась с таганком. Мишка как-то сказал про таганок, что у него ( у таганка) есть свое собственное мнение о том, что он должен делать и что не должен. Для меня остается загадкой, как при таком характере он еще жив после всех тех экзекуций, которые над ним чинили дежурные.
Или наоборот, потому и жив?

Убийство окуня.
Когда я уже была в палатке, дети пытались убить окуня. Дело закончилось тем, что полуубитую рыбу обваляли песком и чуть не уронили в чай.

Будни Антоши.
Антоша же искупал гриб в чашке с чаем и свалил лимон в песок. Аня мыла лимон в реке.

31 июля 5 день.

Будни Льва.
Утром, когда отплывали, Лев начал искать кружок, который утащил вчерашний живец.
Этот подлец (живец) вчера весь вечер притворялся полудохлым, грамотно усыпляя бдительность Льва.
На три километра ушел вниз по реке. Вообще, Лев каждое утро все время похода искал свои кружки, и по-моему, у него были потери.

Леша как источник вдохновения.
Пока мы гидрились и загружались, любознательный Лешик принес оленьи какашки и по этому поводу сами собой стали рождаться стихи:

Леша - сын к отцу пришел
    И спросила кроха:
       Что в походе - хорошо,
          Что в походе плохо?
У меня секретов нет,
    Слушайте, детишки,
       Олохтонова ответ
          Помещаю в книжке.
(Это уже художественный вымысел, поскольку Андрей, скорее, молчал, но косвенно его гены, заложенные в Лешике, вдохновляли меня на все новые поэтические подвиги).

  Лось покакал и прошел,
    Солнце в целом свете,
       Это очень хорошо
          И большим, и детям.

Если шила в жизни нет,
    К Льву иди учиться,
       Дядьки этого совет (строчка Ани С. )
          В жизни пригодится.

Дина, хоть сама с вершок,
    Спорить в Львом стремится,
       Храбрость, Дина, хорошо,
          В бочке пригодится.

Этот вот порвал подряд
    Помпу и удило,
       Про такого говорят,
          Плоховатый мальчик.

Так, с песнями и плясками мы плыли до слияния Муезерки и Чирки- Кеми, и это слияние подарило нам вскоре озеро и песчаный пляж похожий на уже знакомый нам по Белому морю океанский берег. Дети, взрослые, все повыскакивали и стали бегать и купаться.

Лирическое отступление.
Я, правда, была без купальника и просто так и сидела в Щуке, откинувшись и наслаждаясь ее мягкими покачиваниями на мелких волнах. Меня поразила безупречная прозрачность воды.


Трезвость Адмирала как пример.
Народ, похоже, позабыл о том, что мы куда-то плыли, и
только трезвый пример адмирала, решительно вернувшегося на Щуку,
отчалившего и устремившегося куда-то вправо согласно своей внутренней убежденности, что
есть определенный график, маршрут и видимо что-то еще, недоступное пониманию подкомандного ему состава,
заставил нашу разгулявшуюся и ошалевшую от привалившего отдыха компанию стронуться с этого дивного места.

В следующем озере отдаленные берега манили своей песочностью и соснами, но на деле оказывалось, что за заманчивыми прибрежными полосками скрываются противные болота.
В итоге в поисках стоянки мы угребли на самый север, к самой Чирке- Кеми, но ничего не нашли и безрадостно погребли в другой конец озера, причем Миша налево, а Лев направо.

Сообразительность семьи Олохтоновых.
Олохтоновы мудро решили остановиться посередине и подождать какого-то окончательного решения.

Миша и Лев.
Лев вылез на одном берегу, Мишка на другом. Поскольку Мишка предпочитает выбор во всем, то Львиный берег он тоже решил посмотреть. И в результате выбрал Львиный.

Анины опасения.
Аня потом рассказывала, что когда Мишка отчалил от предыдущего места, она подумала, что вот он сейчас подгребет и скажет: нет, все-таки там (на севере), лучше. И облегченно вздохнула, увидев, что Адмирал вытаскивает гидромешки на берег.
И Олохтоновы погребли.

Предусмотрительность Льва.
На новом месте стоянки Лев сразу же пометил территорию, выложив весла перпендекулярно линии воды, чтобы мы там не топтали.
Видимо, для фотографий.

Лирическое отступление.
Какая же сказка на этой стоянке. Длиннющий ровный песчаный пляж полого уходящий в мягкую прозрачную воду, которая неспеша охватывает сначала твою щиколотку и медленно-медленно, словно опасаясь любой внезапности и даже как бы извиняясь, начинает осторожно подниматься выше, аккуратно исследуя незнакомое ей тело, доходит до икры, потом до колен и можно чувствовать, как поверхностное натяжение из последних сил пытается тонкой пленкой удержать воду от нового подъема. Я погружалась миллиметр за миллиметром,восхищаясь этой удивительной деликатностью.


Мои угольки.
Вечером мы зажарили двух щук, грибов у нас было мало, но мне очень захотелось их приготовить, пусть даже две штуки. Однако у меня получились сплошные угольки, может быть потому, что я пересказывала фильм "Другие", после чего пошли еще какие-то страшные рассказы.

Впечатлительность Вовки.
Похоже, что этот фильм впечатлил Вовку, он потом все меня про этот фильм расспрашивал.

Валечка и мальчишки.
Дети на берегу жгли свой костер, Валечка вконец не выдержала общества мальчишек и пришла к нам.

1 августа 6 день

Дневка. Погода так себе, есть какая-то.

Праздник.
Зато у Ильи день рождения. Дина изготовила торт и мы дружно водили хоровод вокруг именинника на песке, во время которого Саша угодил в вырытую незадолго до этого ловушку.
Илье исполнилось 11 лет.

Аня пришла из леса с целой рубашкой грибов. Ура! Мы пошли, насобирали белых, подосиновиков - фантастика.

Начало одной истории.
Тогда Андрей О. еще не нашел белый гриб.

Начистили целый кан и Андрей О. долго-долго их жарил, а съели мы все это в момент.

Андрей знает подходы к детям.
Валечка бегает по пляжу в зеленом купальнике, а Андрей О. с канами подходит к ней и радуется: Валя, говорит, как хорошо, что ты зеленая и плоская, это он намекает, что хорошо бы Вале набрать воду в каны, так как с берега это не очень удобно.

Жизнелюбие Валечки.
И жизнелюбивая Валюшка с удовольствием помогает старшему товарищу.

На стоянке знатный стол со скамьями, мы с Аней пишем дневники, а народ то приходит, то уходит - тасуется как колода карт.

Будни Адмирала.
Мишка просвещает желающих по Фоменко.
Приятно иметь дело с интеллигентной компанией.

Аня и творог.
Аня приготовила на пробу сублимированный творог - кисло и гадко, и это нам предстоит есть, а что делать...
Надо сказать, что впоследствии мы почти к нему привыкли, добавляя сахар и чернику.

Спасибо за анекдот похода.
Здесь же Андреем О. был рассказан исторический анекдот про море (где, где?), за что лично от меня Андрею огромное спасибо.

Цивилизация.
Дети на берегу играли в цивилизацию. У нее было сердце, которое дымилось и которое надо было поддерживать, чтобы цивилизация не погибла. У каждого были свои народы и свое правительство.Они находили в округе свои товары и накладывали на них табу, получить их можно было только обменивая на что-то свое. Среди товаров были мхи, камушки, ветки, сосновая кора, палки. У Вали были "сады" и все покупали у нее деревья.

Муравьиные тропы.
В этот день мы Мишкой ушли гулять по широкой заброшенной тропе, на которой росли крепкие белые и далеко-далеко от стоянки обнаружили муравьиные тропы.

Леша намок первый раз.
Леша на дневке промочил резиновые сапоги. Сказать, что он тем самым огорчил родителей, значит - ничего не сказать.
С Аней у него состоялся разговор, в завершении которого прозвучало следующее.
В ответ на Анино - я разрешаю тебе не спать,
Леша сказал глубоко и выразительно: мне не нужно, чтобы ты мне разрешала, мне нужно, чтобы тебе это нравилось.
Эти слова еще долго звучали в моем сердце как, может быть, что-то недосказанное в детстве.

2 августа 7 день.
С утра сделали с Аней разминку на берегу. Хорошо!

Антоша и изюминки.
Долго гребли обратно на север навстречу ветру. И когда, наконец, выбрались на берег, к нам приполз Антоша. По пути он перебирался через корешок как жук-скоробей. Валя прикармливала его изюминками. Он не жадничает, берет по одной.

Строгость Ани.
Дальше пошли утомительные плесы и мы с Сашкой сильно отстали от Мишки и Ровинского,
за час до обеда я изрядно проголодалась, и съела весь свой ланчпак.
Впоследствии мой поступок был строго назван Аней малодушным, но, даже знай я это заранее, я все равно бы съела, очень уж хотелось дожить до обеда.

От Олохтонова мы узнали, что Адмирал по рации сообщил, что плывем до озера, а там встаем на обед.

Неожиданная трудность.
И вот оно, озеро!
И нигде в обозримом ближнем и дальнем пространстве нет, нет ни Щуки, ни Палавы.
Я, собрав всю свою волю в кулак,
молча наблюдала, как внутри меня сцепились негативное и позитивное мышление.
Слава богу, что мои уши остались беспристрастными и в какой-то счастливый момент уловили зовущие откуда-то из-за камышей голоса. Честное слово - плыли только на звук. С воды чалки с судами видно не было.

Какое счастье - мы спасены, впереди обед и отдых.

Продолжение одной истории.
На стоянке море грибов, но и здесь Андрей не нашел белый. До первого найденного им белого остается еще 4 дня. Но он этого еще не знает.

Вдруг налетел страшный ветер и нам стало непонятно, как мы отсюда в ближайшее время выплывем.
Немного погодя стало потише и мы еще минут 40 гребли, после чего встали на ужин. Волшебным образом ветер утих совсем и гладь воды стала идеальной.

Илюша ловит рыбу.
Илюша попросил у меня нитку и отправился кружкой ловить рыбу.

Сметливая байда.
Аня и Андрей затеяли купаться и только Аня (обнаженная!) стала заходить в воду, как откуда ни возьмись, появилась байда и как только Аня окунулась, байда уже исчезла.

Андрей Ровинский побежал за фотоаппаратом и с разрешения сфотографировал Аню с Антошей.

Будни Дины и Льва.
Дина и Лев надолго исчезли в поисках рыбы...

Восстановленная репутация.
Я жарила грибы, всеми силами реабилитируя свою подмоченную репутацию, грибы вышли славные и я успокоилась.

Дети в палатке резались в карты.
У костра Аня с Андреем рассказывали про зимние походы с Зыковым и о том, как Андрей в Наро-Фоминске в свое время добывал спортивные ткани на свалке.

Будни Лешика.
Во время разговора Леша меня пугал палками и страшными рожами, задавал разные вопросы и бегал кругами, и даже один раз назвал меня мамой, а впоследствии бабой Алей.

Ритуал Леши.
У Леши есть на ночь ритуал: купаться, вытираться, читать, сидеть, спать.

Нажаренных грибов было столько, что осталось на утро, но доедать холодные не хотелось, поэтому у рыбы в реке на завтрак было вкусно.

3 августа 8 день

Доплыли до падуна.
Там стоит уже куча других групп, но мы нашли место и перетаскиваем вещи.
Падун проходят Олохтоновы (потом рассказывали, что особых ощущений для 4 -ки нет, просто - плюх и все), Лев на кате и Лев на КНБ-шке. Львиная КНБ-шка напоминает мне белугу, по-моему, она была длиннее котла. Красиво.

Мы, понятно, обносим.

Палатка? Где?
Тащим радостно с Сашкой свои гидромешки, а он показывает: вон наша палатка.
Я удивляюсь: где, где?
Он: ну вон же, вон.
Я - где, где?
Нашу в упор не вижу, есть только Олохтоновых, к тому же наша, я точно знаю, у нас в Щуке.
Сашка ткнул пальцем на Олохтоновскую: вот она, это в нем, оказывается, говорил дух коллективизма.

Поступок Льва.
Лев наловил себе две щуки и решил съесть их сам, наверное, ему не понравилось, что вчера никто не помыл противень после жарки. Щуки превосходные, приготовились великолепно и дети собрались около него стаей голодных волков.
Куски были раза в три больше, чем обычно и распространяли неземной аромат.
Андрей Ровинский поэтично назвал такой ужин львиной долей, а Лев свой ужин - ужином для льва и львицы.

Идея.
В это время пришла Валечка с миской черники, и Сашка сразу же полез к ней полакомиться, я отозвала его, и у Льва возникла идея менять кружку черники на полкуска рыбы. А кусок - полщуки.

Сила желания.
И дети ломанулись в лес.

Благодаря Сашкиным стараниям мне достался огромный кусище. Вкусно - сказка. И Мишке достался. А Валечка еще насобирала полную миску ягод.

Чем я навлекла на себя гнев Саши.
Рядом с нами - высокая отвесная каменная стена, по ней дети забирались вверх, пользуясь оставленной кем-то страховкой. Это однозначно было небезопасно и я решительно положила конец такому времяпрепровождению, чем навлекла на себя гнев Саши.

Лирическое отступление по делу.
Место стоянки очень красивое - скалы и ровные поля, мхи, лишайники, сосны и рябины, заросли можжевельника, багульника и черники. Все густого зеленого цвета с вкраплениями рыжего, серо-зеленого и черного. Берег завален черно-серыми валунами, переходящими в скалистые нагромождения, вид на порог великолепный, а сам порог похож на подкову - ступень, с которой сливаются водяные потоки и наполняют пеной котел сразу под сливами. Такое напоминание о плато Путорана.


Лешин проступок.
Леша самостоятельно ушел на порог к бочке - пускать кораблики.

Лев и первая сушина.
Лев завалил сушину маленьким топориком и пилкой, ее падение сопровождал страшнцй грохот.

Коварство соседей.
Соседи стали втихаря отпиливать от нее значительные куски.

Наши соседи примечательны разноцветными шариками. Когда дети попросили у них один, парень трогательно так сказал, что - нет, потому что у него годовщина свадьбы.
Интересно - неужели по числу шариков?

Будни Дины.
Дина обдирает свой обгоревший нос, Лев ее ругает за это.

4 августа 9 день

Дневка.

Утром чищу зубы, подходит Мишка, и я киваю ему на неожиданно вышедшее солнце.
Он - чего?
Я опять киваю на солнце.
Он опять - чего?
Я рассердилась, выплюнула драгоценную пену, и говорю - солнце, вот чего.
А он - где?

Ровинский на завтрак приготовил отменную рисовую кашу. Я даже поинтересовалась, как.

Еще один анекдот похода.
За завтраком Андреем О. был рассказан еще один примечательный анекдот про Суслятину Г.К,
Мужик подходит к прилавку, где продается всякая экзотика, типа мяса лося, медведя и видит, что есть суслятина горячего копчения, г. к. то есть.
Взвесьте, просит, мне грамм триста суслятины.
А продавщица обиделась и заявляет, что Суслятина Г.К - это она сама.

Грусть Андрея Ровинского.
Андрей Ровинский уронил свой фотоаппарат и у него теперь не работает фокус, Андрей грустно подсчитывает предстоящие на ремонт расходы.

Мы с Мишкой отправились погулять вверх по живописной тропе, по дороге встретили грибы, лежащие на пне. Решили их пока не брать. Вот прошли мимо Олохтоновых, что-то собирающих на заросшей черникой поляне. И, поднявшись на самый верх, залюбовались открывающимися на Тахко-порог видами. Отсюда можно просмотреть и выходную шиверу Кривого. Откуда ни возьмись, вынурнула Валечка в шлепках и снова исчезла.

Надо же, на самой верхотуре разбит лагерь.

Лев не одинок.
Неподалеку нашли памятник шилостроению - закрученная сосна спилена, похоже, ради куража.

Черники столько, что собирать - лень.

На обратном пути снова встретили Олохтоновых.

Продолжение одной истории.
Андрей ищет белый гриб.
До его нахождения остается два дня.

Забрали подосиновики с пня, сколько можно им тут пропадать.

Леша.
С нами в лагерь решил вернуться Леша, по дороге подарил мне кустик черники. Удивительно, Лешик ходит везде босиком, даже прыгает по острым камням. Вечером он найдет "недозрелую" батарейку ( с зеленым яблоком).

Дети.
Дети построили плотик и пустили в порог.
Потом прыгали как обезьяны по стволам и камням, гоняясь друг за другом.

А Леша стоял на мшистом валуне и растягивал рот руками, пугая меня "рожей".
Я, говорит, самый страшный Бэтмен.
А потом заявил: хватит, я не хочу менять свое единственое лицо.

Мишка и Тахко-порог.
Мишка решил пройти падун на Щуке-двушке и обстоятельно готовится. Гидрится, поддувается,
но главное в этом деле - просмотр.
И его он совершает бесконечно долго, переплыв на другой берег. Я стою с видеокамерой наготове. Дети сели рядком на острые камни, ждут.
Прямо передо мной лазает между валунами Леша.
Мишка вдумчиво и взвешенно проходил порог три раза.
Первый раз он кильнулся, когда прошел самое, казалось бы опасное место.
Второй раз он настроился и долго удерживал равновесие после слива в котле, боролся, как мог, но Щуку все-таки кильнуло.
Я молча любовалась его сдержанными мужскими жестами и минимумом эмоций.
Давно ушли дети и куда-то запропастился Леша, и моя рука понемногу затекла, но на это стоило посмотреть.
Стоя на берегу, я по-своему переживала происходящее, особенно кульминационный момент борьбы с котлом во второй заход.
И сейчас я могу сказать, что Мишка был великолепен и меня заполняет чувство гордости и счастья от того, что я встретила этого человека в своей жизни.
Мишка таки прошел порог, я думаю , что - из принципа, пусть даже по правой протоке, зато на судне.

О бабах.
Вечером сидим у костра и Ровинский предлагает поговорить о бабах. Я говорю: лучше - о мужиках. Тогда Ровинский говорит, что их (мужиков) больше - с Антошей пятеро, и Антоша вторит ему - ба-ба-ба.

Пришла Аня, здорово, говорит, хочу послушать разговор о бабах.
Сами собой выплыли стихи
   Бабы всякие нужны,
       Бабы всякие важны.
          Вот у Коли и у Геры
            Обе бабы иненеры.
                А у Левы баба повар,
                   Баба - повар,
                      Что ж такого.

" Так вот ты какой, Адмирал!"
Когда мы утром гуляли, Мишка пел:
Шило всегда живой,
   Шило всегда с тобой,
       Шило в тебе и во мне.

Получай, Лев.
Лев снова пожарил рыбу себе, но наелся и предложил нам. А мы и вправду, не хотим. Нет, отвечаю, Лев, только за полчашки черники.
Смеемся. Скушала хвостик. Солено, вкусно. Дина дожарила грибы - тоже сказка.

5 августа 10 день.
Утром солнца не было, вместо него дежурили Аня с Андреем и приготовили нам сублимированный творог.
Мне с черникой понравилось. Очень необычный вкус.


Загидрились, проплыли мимо белого пароходика. Сегодня предстоят плесы в виде разливов реки.
Ветер, между прочим, в лицо.

Леша намок во второй раз.
Олохтоновы отстали.Оказалось,что они решили одеть детей потеплее и, когда зачаливались, Аня дернула кат на себя и Леша плюхнулся в воду во всей своей теплой одежде.
Пришлось потратить время, чтобы найти хоть что-нибудь. И, надо же, на обеде Леша бегал по камешкам и снова случайно весь промок.
Надо отдать должное мужеству Лешиных родителей и крепкому Лешиному здоровью.

Я и Лев.
На этом обеде дежурил Лев и всех гонял. То грозился вылить горячую воду из кана, то кричал, что пора всем выплывать.
Я попросила Льва плеснуть мне воды из кана в миску, так он так ливанул, да мимо, да по рукам, что мне пришлось ему сказать:
Неужели ты не видишь, Лев, как горячий кипяток льется на руки твоему боевому товарищу.

Опять набрали много грибов.
До ужина гребли, гребли и гребли, под вечер прошли два порога и увидели, что все приличные стоянка заняты, а на еще одной стоят мотоциклы.
Проплыли еще три километра и, о счастье, великолепная ровная стоянка со столом - наша.

Рядом остров и дети обсуждают, как бы поробинзонадить.

Запасы исчерпаемы.
У Льва закончилась клюковка и, возможно, он думает, что лучше бы сходил в чертыре ходки от станции в первую ночь.

Споры о грифоне.
Лев с Диной спорят, кто такой грифон. Лев утверждает, что грифон - это разновидность грифа, а Дина, что это мифологический персонаж.
Валя подсказывает, что это помесь льва с орлом, и , если вспомнить, что у Льва - фамилия Орлов, это становится забавным.

На этой стоянке море!, заросли!, поля! --- брусники и голубики. Пляж опять песчаный и ровный. Вид на реку как на озеро.

Вокруг костра сушаться Лешины вещи, а на коленях я держу его штаны.
Аня, куда ни пойдет, всюду находит хорошие грибы.
Валечка нарядилась в клеши.

Дневное воспоминанив.
Днем на реке мы пели
Ах, ланчпак,мой ланчпак,
   Ты моя религия,
        Никогда до конца
          не доесть тебя.

6 августа 11 день.
Дневка удалась.
Погода спокойная и гладь воды - как зеркало.

Мы с Аней вспомнили йогу и просто зарядку, с Мишкой на пару встали на голову.
Илья тоже сделал пару попыток.

Лев уплыл за рыбой, потому что есть коптильня. Вчерашняя пойманная им щука плавает в местном разборном ялике.

Глюки Ани.
У Ани из-за того, что берег песчаный, все время возникает чувство, что вода соленая.

Прогулявшись по берегу, Аня опять нашла много приличных грибов. Дина тоже великий специалист по грибам, ну а я их просто люблю кушать.

Окончание одной истории.
Итак, именно на этой стоянке совершилось событие, к которому я вас , дорогие читатели, готовила заранее - здесь
Андрей нашел свой белый гриб, даже три.
Когда он, держа их с своих объятиях, вышел из леса, катамараны, проплывающие мимо, затормозили и дали команду: вылезаем, здесь белые.

С самого утра мы топим баню и растим количество собранных грибов.

Дина и ее решительность.
Дина совершила спортивный подвиг. Залезла в Анином неопрене в холоднющую воду: не зря же, говорит, я везла ласты. Плавала долго-долго с маской.
Сразу же вслед за ней в воду залез Илья в спасжилете.

Лев, не помню в какой момент, по-моему, перед баней,залил себе из кана горячую воду в неопрен, лишив Аню воды для чего-то.

С утра идет массовая помывка волос, а Андрей Ровинский заготавливает можжевеловые и березовые веники.

Мальчишки принесли Вальке лилию,
я вплела этот дивный цветок в ее волосы и стала Валечку фотографировать.
Решили устроить портретные фотосъемки всего состава и Андрей Р. усаживает всех по очереди на корни под могучей сосной. Мне интересно и я в эти моменты снимаю самого фотографа и все это вместе на видеокамеру ловит Мишка.

Шикарный стол.
Здесь на стоянке шикарный стол из свежесрубленных рыжих сосенок, ровно уложенных в плот, а сбоку выжжено Королев 2002.

Дети играют в Чипа и Дейла. Носятся по всей поляне, только берегись. Рокки кричит: ланчпак!!!!

Мы комментируем: ланч и пак спешат на помощь. Еще дети мастерили кораблики с парусами.

Сережина выдумка.
Сережа решил сделать из себя человека-невидимку и по этому поводу извел все запасы лейкопластыря, обмотав им свою кисть.

Баня.
Когда баня приготовилась и мы занырнули, горячий воздух, взволновавшийся от пара воды, выплеснутой на раскаленные камни, осел на нас ровным слоем каких-то черных пепельных ошметок. И мы равномерно погрязнели. Мы с Мишкой довольно быстро покинули это чистилище и замечательно окунулись в холодную воду. Так здорово, что сначала мелко, а потом сразу глубоко.
А народ еще долго парился, и, когда к ним присоединился Лев, он хорошо и как-то правильно плеснул воду на камни так, что получился отличный пар.
И баня вышда превосходной. Березовые веники прекрасно мыли, отсавляя кожу чистой как после мыла.

Случай с коптильней.
В это время в коптильне готовились щуки, пять штук. Несколько из них, если не все, свалились прямо внутрь.
Андрей О. сунул туда руку и закричал а-а-а,
наверное ему было горячо. Пришлось взять рукавицы.

И после бани мы наелись рыбы и грибов.

Приключения со щуками.
Сегодня Лев снимал под водой щуку, которая попалась на кружок, потом погнался за другой и первая нахально с этого кружка ушла.
Мне подсказали, что Лев запутался в связях.

Вечером народ не мог доесть плов физически. Народ за день просто обожрался.
У нас получилась полноценная суперская дневка.

7 августа 12 день
С утра зарядил мелкий противный дождик( как же нам вчера повезло с погодой), мы проспали на два часа больше.

Вчера тент был убран и Мишка разводил костер прямо под дождем.

Грамотное решение.
Думали, натягивать ли тент, сначала решили, что - нет, быстрее уплывем, но потом все-таки натянули.
И тут дождь закончился, из чего я делаю вывод, что было принято грамотное решение.

Густое молоко.
На завтрак Мишка приготовил густое молоко. И Леша поначалу совершенно расстроился и долго не мог смириться со странной едой.
Народ пил кашу и доедал плов. И потихоньку собирался. В конце концов уже и Леша пил Мишкино молоко, а оно понемногу густело.

Андрей Р. предпринимает меры.
По поводу погоды Андрей начертил на песке иероглифы и предложил на обсуждение, кого бы принести в жертву духам.
Решили, того, кто позже всех встанет, но пока вставали последние - распогодилось.

Нам предстояли пороги и они оправдали наши ожидания. Было мокро, весело, качающе. Лешик считал валы.
Я кричала Сашке: дави, вперед!
Совсем как Лев, в самом начале, в Хауде, внезапно повел Дину в бочку и пролетая мимо меня, энергетически заполнил сострясающим ревом воздух, перекрывая шум порога:
Мо- чи ее!

Лешик называет Льва - Рев Рьвовичем.

Радость за Львовича.
В пороге, не помню, каком, Львович на КНБ-шке шел один и сам впервые прорезал бочку.
Мне было необыкновенно радостно за него.

На обеде мы все по очереди находили забавный сучок с наростом. Сначала его нашел Миша, потом я, потом Валя, потом Саша, потом Лев.
И всем было хорошо.

Мои дети.
Сашка собирал чернику и всех ею угощал.
Валюшка приносила мне букеты всякий раз неповторимо разные.

После обеда было сказочно здорово нырять в валах.
Вечером доплыли до порога Рокконен.
Он длинный-предлинный, на берегу развалы и нагромождения валунов.

Мишкины исследования.
Там Мишка нашел следы схода ледника.
Огромные валуны набросаны беспорядочно так, что между ними щели глубиной до 2 метров.

Будни Олохтоновых.
Леша ушел на другой конец порога и там покакал, о чем сообщил прибежавший Вова, да и Антоша тоже покакал, Лешик проходил мимо и сказал, что пахнет. Вот они тонкие прелести детского похода. Для Олохтоновых этим дело не закончилось, потому что Вовка перепачкал зад своих штанов углем.

История Вовкиных шорт.
У него с начала похода на штанах была маленькая дырка на штанине, потом она превратилась в дырищу и Вовка полштанины отстегнул (оторвал?), а теперь ходит уже в шортах.

На стоянке много черники и это такое счастье!

Неуемность Льва.
Лев у костра нашел себе высокий пень, забрался на него, потом подумал, слез, схватил пилу и примерился по высоте. И начал отпиливать по его соображениям лишнее. Был запечатлен с пилой, прикасающимся к пню, сидящим на нем. На пне долго оставался неотпиленный торчащий кусок в виде шила. С ним Лев расстался в последнюю очередь.

Сладкий.
Аня как-то удивлялась, что Леша часто называет вещи прилагательными, а Андрей заметил, что и с самой так часто бывает.
И тут вдруг я сама заявила: теперь осталось только найти сладкий, вот уж никогда так не говорила.

Андрей Ровинский притащил на дрова ствол метров 10 длиной.

8 августа 13 день.
Утром Андрей Ровинский голосом Левитана поднимал весь советский народ.

Шаманство.
Дождик решил в очередной раз наведаться к нам в гости. Мы с Андреем дружно пытаемся уладить вопрос с погодой, используя все волшебные средства из своих арсеналов.

Как Андрей Р. заготавливал дрова.
В силу природной лени Андрей не пилит, а ломает вчерашний древесный трофей методом рычага, зажав его между другими стволами.
У него получаются дрова.

Вторая сушина Льва.
Лев в очередной раз заваливает сушину и громко кричит - острожно, когда это уже бесполезно, и сосна с грохотом и треском валится прямо на тропинку.

Погода нашими стараниями держится.

Шаманам нынче тяжело.
Андрей Р. жалуется на отсутствие подношений.

Братья Олохтоновы.
Лешик вылизывает пакет от борща и говорит, что он - собачка.
Антоша, когда слышит это слово, начинает издавать рычаще - кряхтящий звук.

Пожарили грибы, опять много белых. Господи, да они бывают преогромнейшие и хорошие при этом, не червивые.

О, Тутубалин.
Вспоминаем с Мишкой Тутубалина и хайку с Куржмы.
Ровинский говорит, что Тутубалина не существует.

Леша намок в четвертый раз.
Леша в очередной раз промочил сапоги и Аня с Андреем отказываются их сушить.

Ровинский поет песню про барсука и там, как ни странно, нет ни одного неприличного куплета.

Дина заплела Вале косичку очень хитроумным способом и Валя вдобавок повязала зеленую бандану пионерским галстуком.

Лев, у тебя, что - шило?
Лев то появляется, то исчезает, вот и сейчас мне йокнулось, только стала писать букву Л, как он подошел и отправил детей искать какую-то штучку.

Долой ланчпак.
С утра обсудили, что название ланчпак изжило себя, гораздо приятнее называть его перекусом или вкусненьким.

Дети ловили мальков руками, а Сережа прямо в кружку.

На этом месте мои путевые заметки обрываются, в то время, как у Ани есть описание последних дней похода.
Помню только,что в поезде Лев все время спал и мы с Аней подумали, что он регенерирует свое шило.
И сейчас мне хочется сказать всем участникам нашего похода,
   что мне было с вами хорошо и что к каждому из вас, включая детей, у меня есть особое теплое чувство.

Все мы разные,   непохожие друг на друга    люди, собравшиеся вместе всего на пару недель, и за эти две недели мир, согласие, принятие, радость от того, что происходило с нами,с рекой, с природой вокруг нас, были среди нас, и, может быть, именно поэтому мне хватило времени и сил создать этот дневник,
         всего вам самого-самого доброго, светлого и хорошего, пока!
Погудина Татьяна, июль - октябрь 2002.
 
На главную страницу www.afanas.ru Купить сапфир. Ювелирный магазин с сапфиром gemlovers.ru. Права на все материалы сайта afanas.ru принадлежат Афанасенкову М.А. Перед копированием любых материалов ознакомьтесь с политикой сайта по этим вопросам! Хит-парад читателей сайта:
Разумно о фото
Разумно о фото (лайт)
На главную страницу www.afanas.ru